September 24th, 2015

Как отучить себя опаздывать и делать все в последний момент. Часть 3



Когда я работал на заводе, то больше всего ненавидел шкурить. Шлифмашинка весит килограмма три, а с полным пылесборником все пять. Пыли производит, как стадо слонов в пустыне (потом с ног до головы весь белый), неприятно вибрирует в руках.

Когда целый день шкуришь, а вечером приходишь играть в театр, руки плохо слушаются. Да и просто физически тяжело. Хуже только было с "Барсиком" - пятиметровой доской с ручками, на которую клеили грубую наждачку и которой шоркали по борту вдвоем-втроем.

Когда работать надо ниже ватерлинии (да, я строил корабли), где борт изгибается к килю, приходится одной рукой держаться за леса, чтобы не воткнуться с двух метров в бетонный пол. Вторая в это время работает шлифмашинкой.

Кстати, с этим связан забавный слушай. Однажды сварщики (ненавижу) меняли кильблоки и не заварили обратно леса. А я как раз полез шкурить или шпатлевать что-то у носа с правого борта. Леса подо мной сказали "ах!", и я, как американский солдат в джунглях Вьетнама, провалился вниз.

Упал, сижу, себя ощущаю, страшно. А тут еще доской сверху - шарах! Пришел в себя, думаю: "Блин! Если ногу сломал, работать ведь не смогу". Поковылял к своим на одной ноге.

Подхожу так затейливой походкой к шефу, спрашиваю, что у нас за производственные травмы бывает? Он на меня посмотрел, сделал паузу, вытащил сигарету и сказал: "Что бывает, что бывает? 3:14-й бывает, вот что!"

После этого у нас несчастных случаев не было)

Ну да вернемся к моей ненависти к шлифмашинке.

Я мог бы по-разному выходить из этой ситуации. Попроситься на другие операции (но увы, у нас каждый шкурил), уволиться, перейти в соседнюю фирму на работу с пластиком и деревом (у меня аллергия в детстве была, боялся что могу двинуть кони от лаков и растворителей).

Мог работать с ненавистью к работодателю, как половина завода, и делать все медленно и плохо. Мог просто забить на все и отказаться от идеи заработать на свадьбу. Мог начать пить водку и работать пьяным (как многие опять же). Много чего мог.

Что же я сделал? Я интуитивно задал себе вопрос: "что в этой ненавистной шлифовке, когда ты ходишь с тяжелой машинкой у бортов с утра до вечера так, что руки потом гудят и не слушаются, что в ней мне нравится?".

Выяснилась удивительная вещь. Мне нравилось, когда борт получается рооовным. Вот он был с утра не пойми какой, а вот он уже ровный, почти под покраску.

А еще мне нравилось, что можно поймать ритм и тип движений, когда в них нет углов и все получается плааавно. Тогда и быстро работа идет, и сил требует мало.

Прошло несколько лет, я познакомился с трудами Юрия Орлова. А он говорит, что практически каждую работу можно сделать приятной или, как минимум, полезной. Когда стараешься погрузиться в процесс и ищешь, что же тебе там нравится.

В любом деле можно что-то такое найти. То, что относится к делу, процессу, результату или к себе. Например, я мог бы практиковать сосредоточение в этом монотонном процессе, если бы сознанию не удалось зацепиться за качество.

Почему для нас это важно? Потому что так мы можем заниматься любым делом и не копить голод до приятных эмоций. Не будет голода, не будет и потребности после работы в ущерб сну расслабляться.



А если вы хотите больше узнать о том, как повысить свою эффективность и работать меньше, а успевать больше, читайте мою
новую книгу "Анти Тайм-менеджент". Только практические советы и полезные упражнения!